Театр эпохи Энтони Блэра

Алексей ШедькоПервое, что меня спросили сразу по приезде, в чем оно, отличие английского театра от нашего. И тут же подумалось: «Да ни в чем».

Все вроде бы то же самое. И школа, и манера, и задачи, и стиль... Хотя про стиль потом. Нет ничего такого в игре актеров, что было бы слишком уж неожиданным. Разве что играли все безупречно, а порой просто блестяще.

Не было, например, такого, что из семи персонажей двое играли, а по остальным было видно, что они вчера праздновали Пасху. Или после антракта у героя вдруг начинал слегка заплетаться язык. Вроде все опускалось и поднималось на сцене бесшумно и вовремя. И свет падал всегда туда, куда должен был падать. И не было фонограммы — всю партитуру играл живой оркестр в яме. Костюмы, декорации — все просто, ничего лишнего.

The Old Vic — театр один из старейших в Лондоне.

На нижнем этаже — довольно просторный ресторан, в который, пожалуй, можно прийти и просто так. На каждом из трёх этажей — бар.

Председателем правления и совладельцем театра является сэр Элтон Джон, арт-директором — Кевин Спейси. Первый спектакль прошел здесь аж в 1818 г. На сцене этого театра был Гамлетом и Ричардом III Лоуренс Оливье. Публика настолько аристократична, насколько это не раздражает.

Новым показалось то, что вдоль бронзовой лестницы почти вся стена аккуратно исписана именами спонсоров, среди которых, как выяснилось, были и есть представители элиты искусства и бизнеса со всего мира.

Спектакль по пьесе английского драматурга Джона ОсборнаEntertainer, написанной им более 50 лет назад, шел почти три часа с двумя антрактами. Обычный драматический спектакль. Свободных кресел не было. Места в дальней половине партера стоили 45 фунтов ($90). Вроде ничего особенного. Правда, с началом действа появилось ощущение, что решение пойти сегодня в театр было единственно верным. Вроде и все...

Но когда возвращался из театра, ничего не видел вокруг и не слышал, потому что был в шоке. Единственным желанием в тот момент было прочитать пьесу, которая, кстати, продавалась вместе с программкой. Прочитать, особенно те места, которые не понял или не расслышал на чужом языке. Между прочим, любые самовольные изменения в тексте или ремарках автора здесь жестоко наказываются.

Цель обязательно попасть вечером в театр потом уже стала ежедневной. Все равно, в какой. В любой. К сожалению, в этот раз удалось побывать еще только в двух. Подумалось, что в этом городе, пожалуй, не может идти ничего второсортного. Это невыгодно, ни в каком смысле. Никому и ничему. Наверное, плохую или пошлую пьесу просто не пропустит публика, давно привыкшая ко всему самому лучшему, что есть в мире.

Шекспировский театр «Глобус» воссоздан точно таким, каким он был семь столетий назад, как внутри, так и снаружи. Экскурсовод рассказала, что изготовление одного кирпича для фундамента стоило 5 фунтов стерлингов. И на все это добровольно скинулись простые подданные Ее Величества. С такой же тщательностью отбираются спектакли и театральные труппы для этой сцены.

Кстати, их театр — это только здание, у которого есть владельцы и... В общем, вроде нашего худсовета — те, кто решает, кого и когда удостоить чести показать свое искусство.

Пьеса Еntertainer — о том, что бессмысленно стараться догнать время, если оно все равно уже далеко впереди. Время ведь не стареет. И если в нужный момент не уйти с этой сцены, если из-за тщеславия или упрямства не совершить этот важный поступок, оно тебя раздавит, превратит в ничтожество и посмешище.

В финале главный герой говорит: «Скажите, где вы работаете завтра, и я приду посмотреть на вас».
Так чем же отличается английский театр от нашего? Да ничем...

Алексей Шедько

«БелГазета», № 16 (586). 23.04.2007

Случайное фото

sf10.jpg
Яндекс цитирования
Яндекс.Метрика
200stran.ru
Рейтинг@Mail.ru
tveedo