Интервью: «...только не думай»

Алексей ШедькоНе возьмемся говорить за все прогрессивное человечество, но тех, кто любит творчество Алексея Шедько, давно уже занимает один важный вопрос: когда же выйдет новый альбом?! А из этого важного вопроса вытекает еще много всяких вопросов и вопросиков поменьше.
Воспользовавшись присутствием Леши в этот дождливый июльский вечер в родных пенатах, наш специальный корреспондент встретилась с ним и получила самую свежую, самую достоверную информацию. Она сформулировала Алексею, о чем было бы интересно узнать подписчикам «Белых городов», и вот что он нам с вами поведал...

— Я не собирался писать никаких альбомов после альбома «Только бы не было холодно...». И у меня не было материала для этого. Мне сделать эту работу предложили. Естественно, для меня это было очень интересно. И один человек очень хороший, который предложил мне эту работу, давний мой... не поклонник, а почитатель (я не люблю этих слов!)... Просто он интересуется и всегда интересовался всем тем, что я делаю. Он мне, грубо говоря, эту работу оплатил. Хотя у меня были только две песни готовы на тот момент.

Альбом мы записывали целый год. Я просто садился и просто сочинял следующую, и следующую, используя какие-то свои уже старые наработки, какие-то мелодии недописанные, какие-то идеи невоплощенные... И таким образом вышло из меня 11 произведений. Нет, песен у меня гораздо больше вышло. Просто они стилистически что ли, по глубине своей в этот альбом не вошли. Просто из-за того, что они со всеми песнями, которые туда вошли, не вяжутся пока. Буду ли я еще заниматься этим когда-нибудь или нет — я сейчас не могу сказать ничего. Потому что эта пластинка, эта программа забрала очень много сил. Плюс к тому, что я еще очень сильно занят в театре. Я просто очень сильно там занят сейчас, мне было довольно тяжело приезжать на один день. Обычно это был понедельник, потому что у меня понедельник в театре — выходной, и я его тратил на репетиции и записи. Спасибо ребятам-музыкантам — Володе Ткаченко и всем остальным, — что они отнеслись к этому всему с пониманием, и работа шла очень интересная. И вот мы буквально неделю назад закончили запись, и даже стало грустно. Не оттого что кончились средства, а оттого что этот проект закончился. Т.е. он закончился в самой интересной своей фазе — в фазе создания. Потому что дальше уже — организационная и прочая рутинная работа, включая презентацию и возможные концерты. Это уже второстепенно... Потому что самое интересное — это процесс создания, выхода этих произведений, этих песен, процесс их написания, процесс подборки образов... Кстати, должен сказать, что (я уже показывал песни своим знакомым и друзьям некоторым) не всем понятно, что там написано. Но я полагаю, что оно и не должно быть понятно, потому что искусство сейчас стало (если это назвать искусством) настолько понятным, что уже заранее знаешь, что тебе сейчас выложат. Поэтому мне кажется, что элемент неожиданности — это одна из основных составляющих вообще любого жанра в искусстве. А здесь он присутствует. Даже для меня самого в сведенных песнях были какие-то нюансы совершенно неожиданные. Я поэтому считаю, нюхом каким-то, интуицией, что получилась очень неожиданная и интересная работа.
И теперь что касается оформления обложки, т.е. диска... Я подошел к этому очень внимательно и даже, может, перестарался чуть-чуть. На обложке будет стоять генерал-майор такой... задумавшийся. Очень крепко задумавшийся! Было много разных версий. Я одевался в костюм Наполеона и сидел в гримерке у себя... Альбом называется «...только не думай». Сначала я хотел назвать его «Я не суперзвезда». И история с Наполеоном мне показалась интересной. «Я не суперзвезда» — и такой вот Наполеон сидит в гримерке, а там всякие баночки, скляночки, грим... Он такой грустный сидит, смотрит в зеркало, и написано: «Я не суперзвезда». Но название «...только не думай» мне показалось глубже. При этой же самой истории. Но когда я показал Володе Цеслеру эту фотографию с Наполеоном, он говорит: «Это не Наполеон. Это — Городничий какой-то у тебя...» Я подумал: ну, действительно, тогда получается ерунда какая-то... И мне показалось, что оформление не должно быть с навязчивым юмором. И тогда... Я играю в театре одну роль и надеваю там генеральскую форму. Так вот я надел эту форму, прямо в театре, во МХАТе (там очень хороший фотограф профессиональный) сфотографировал, сделал много снимков: я там — крепко задумавшийся генерал, смотрящий куда-то очень далеко. В прошлое свое, может быть, или, может, в будущее. И написано вверху: «...только не думай»...
И я оброс мгновенно всякими опасающимися, которые решили, что это может выглядеть, будто... он тупой. Или что это будет насмешка над формой, и имею ли я право... Но только человек с извращенными мозгами может так думать. Мне кажется, что здесь как раз очень глубокий смысл заложен. Т.е. я вроде как объясняю, про что там... Что дело не в погонах совсем, и дело даже не в звании, и дело даже не в форме... А просто жизнь человеческая — она состоит из каких-то событий, и чем больше этих событий накапливается за жизнь, тем больше человек начинает сомневаться, правильно ли он прожил тот или иной отрезок жизни своей и достойно ли он поступал в тех или иных ситуациях. Вот о чем это. И можно стать генералом, или космонавтом, или еще кем угодно — можно сделать прекрасную карьеру (но это с обывательской точки зрения, некоего постороннего глаза), а самому никакого удовлетворения от этого не испытывать... Вот это самое тревожное. В принципе, все произведения (за редким исключением), которые записаны в альбоме, объединены этой мыслью.
Естественно, участие в этом принимал Володя Цеслер, мой хороший товарищ. Мне очень нравится, когда спрашиваю у него: «Вова, наверное, я тебе что-то должен за работу?..» (это нормальный вопрос), — он мне всегда говорит: «Да. Ты мне должен хорошее твое ко мне отношение. Этого достаточно». Вот так должны строиться отношения с людьми, которые в самом деле делают настоящую работу...
— Давно ты с ним знаком?
— Да. Мы с ним учились вместе в институте театрально-художественном. 30 лет назад. С тех пор я его и знаю. Но я тогда не был с ним близко знаком, а познакомились мы позже. Я случайно оказался в гостях у него: меня привела к нему одна очень хорошая художница. Ее, к сожалению, нет сейчас с нами... Так мы познакомились.
— Леша, диски будут на презентации продаваться?
— Должны, да...
— А потом они куда поступят?
— Я не знаю, куда они деваются. Например, предыдущий альбом. «Где он?» — у меня все спрашивают. А хотя... я был сейчас под городом Нарофоминском (он где-то километрах в 100 от Москвы), на фестивале мы выступали... Мы выступали на поляне, это был, так сказать, открытый воздух, как модно говорить, «open air». И мне очень приятно было, когда потом, за сценой, после выступления, подошли молодые ребята, парень и девушка, и попросили подписать диск «Только бы не было холодно...». Было так неожиданно! Я очень удивился. Я понимаю, если бы это здесь где-то было...
— Просто интересно, насколько свободно новый альбом смогут купить те, кто не попадет на концерт.
— Дело в том, что заключается договор со звукозаписывающей компанией, в данном случае это будет «Вигма», и очевидно, нужно искать пластинки там, где «Вигма» выставляет свою продукцию.
— Какой у альбома тираж?
— Я не знаю. Говорить о какой-то коммерческой составляющей, я имею в виду свой интерес, я не могу. Я это делаю как бы для истории всегда. Бизнеса из этого никакого не получается. Единственное, я доволен тем, что мне это удалось сделать не за свой счет. И я этому очень рад.
— Здорово! Вырази этому человеку благодарность! Нижайший поклон! От нас тоже!
— Да... А я написал на диске! Там будет спасибо, как говорят по моде, «спэшал сенкс», т.е. специальное спасибо. Много сейчас словечек этих!.. «Инновация», например. Я помню, говорил уже про это. Инновация — это новшество. «Innovation» — новшество. Почему не говорят «новшество»? «Инновационный двигатель», я смотрю, висит реклама. Инновационный двигатель... Почему просто не написать — новый, продвинутый, обновленный?.. Я не люблю этих американизмов, потому что есть русский язык! Вот говорит мне одна: «Давай, зайди ко мне в Вконтакте и зафрэндься»...
— О творческих планах расскажешь?
— У меня никаких планов нет. Вообще, творческие планы... У человека по-настоящему творческого никаких творческих планов быть просто не может! Потому что искусство — это вещь спонтанная. Как вдохновение! Оно появляется... Я не знаю, что у меня будет. Потому что, допустим, расписание концертов — это не творческие планы. Это просто расписание концертов. Репертуарный список театральный — это просто репертуарный список. Он ничего общего с творческими планами не имеет. Поэтому я не знаю. Я хочу сделать еще много чего. Но вот насколько это осуществится и является ли это планами... Это мечты... Может, творческие мечты?..

Мы очень благодарны Леше за этот разговор и желаем ему, чтобы его творческие мечты осуществлялись и было их всегда много-много! :)

© «Белые города Алексея Шедько», 24 июля 2013 г.

Случайное фото

sh_teatr18.jpg
Яндекс цитирования
Яндекс.Метрика
200stran.ru
Рейтинг@Mail.ru